Открытые линии: Призыв к прозрачности со стороны правительств и телекоммуникационных компаний


Полный отчет доступен на английском языке.

Отчет подготовлен Крисом Таппеном (Chris Tuppen)

Основные положения

Ориентиром концептуальной основы прав человека и основополагающим принципом в системе международного права является Всеобщая декларация прав человека, впервые принятая ООН в 1948 году. В недавнем времени ООН уделила внимание вопросу соблюдения прав человека в мире Интернета. Данный доклад посвящен последствиям для прав человека в связи с правительственными требованиями по перехвату и блокировке интернет-трафика, предъявляемыми к телекоммуникационным компаниям.

На протяжении почти всего 20-го столетия телефонные звонки осуществлялись посредством аналоговых сигналов, физически передаваемых по сети. Благодаря этому звонки можно было легко прослушивать. Сегодня в методах перехвата, используемых полицией и службами безопасности, задействованы новейшие прогрессивные технологии, а сами способы перехвата зачастую не раскрываются по понятным причинам. 

Мало кто станет критиковать законное использование информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) правительствами стран в борьбе с преступностью и для поимки подлинных преступников. Но эти же технологии могут использоваться неправомочно. В этом случае у телекоммуникационной индустрии возникает значительный репутационный риск предполагаемого участия в нарушениях прав человека. По сути компании могут противостоять правительствам, а в исключительных случаях даже рассматривать возможность покинуть страну в качестве протеста, однако, как показано в данном отчете, при этом нужно учитывать ряд соображений. 

По мере того как доля телефонов на экономически развитых рынках практически достигла уровня насыщения, многие операторы делают капиталовложения в развивающиеся рынки. В связи с этим они зачастую оказываются на незнакомой территории, в чрезвычайно рискованной среде в плане нарушений прав человека. В таких случаях риск предполагаемого или даже действительного участия в нарушении прав человека еще более высок, особенно если какие-либо из внутренних партнеров в стране полностью или частично контролируются государством. 

Вопросы регулирования, управления, а также соблюдения технических протоколов и стандартов крайне важны для бесперебойной работы всей системы коммуникаций. Соответствующими организациями являются как глобальные органы, такие как Международный союз электросвязи (МСЭ) и Консорциум всемирной паутины (W3C), так и региональные органы стандартизации и национальные регулирующие ведомства. Кроме того, административными единицами внутри стран также предписывается ряд правовых норм.

Этот отчет подробно рассматривает законодательство ЕС, России, Швеции и Великобритании. Несмотря на некоторую ограниченность данной выборки, интересно отметить схожие черты основных законодательств, позволяющие государству перехватывать и блокировать интернет-трафик. Однако есть и различия в конкретных аспектах законодательств и способах их применения на практике, которые могут указывать на разные уровни подверженности риску со стороны телекоммуникационных компаний. Необходимо учитывать следующие важные вопросы:

  1. Прозрачность — четко ли государство определяет те действия, которые оно может предпринимать на законном основании? 
  2. Право обжалования — имеют ли телекоммуникационные компании право обжаловать факты вмешательства со стороны государства?
  3. Подотчетность — публикует ли государство статистику об использовании им методов перехвата и блокирования?
  4. Поведение — есть ли данные, неподтвержденные либо подтвержденные, дающие повод для беспокойства?

Данный отчет весьма подробно изучает следующие примеры государственного вмешательства: маршрутизацию и данные о трафике; целевой перехват; массовый перехват; целевое блокирование; массовое блокирование. По каждому случаю в отчете рассматриваются: задействованная техника; правовой контекст каждой страны, где осуществляется деятельность; а также масштаб прямого доступа государства или степень его зависимости от поставщика услуг в получении доступа.

В отношении действий государства международный закон о правах человека признает, что в ограниченном ряде случаев стандартная защита свободы выражения мнений, свободы информации и неприкосновенности частной жизни может быть приостановлена.1  В подобных случаях та или иная телекоммуникационная компания может быть вынуждена принимать решения, имеющие определенные последствия для прав личности, при противоречащих взглядах заинтересованных сторон или противоречащих толкованиях закона, или даже пойти в обход местного законодательства по требованию государственных чиновников.

Возможно, что в подобной ситуации требования правительства могут быть оспорены. Однако многие компании проявляют нежелание воспользоваться этим правом, — зачастую вполне обоснованно, — стремясь обеспечить безопасность своих сотрудников. Другая возможность предусматривает добровольный уход компании из страны, но это чревато многими недостатками. Чтобы свести риск к минимуму, в таких ситуациях компаниям рекомендуется соблюдать соответствующие правила, такие как Принципы свободы выражения мнений и неприкосновенности частной жизни Глобальной сетевой инициативы (GNI), а также выйти на более высокий уровень прозрачности. В частности, компаниям рекомендуется учредить ряд письменно установленных процедур в отношении: подачи заявки на новую лицензию либо на продление существующей лицензии на осуществление деятельности; обработки запросов о данных о трафике или маршрутизации (или коммуникационных метаданных), о перехватах и удалении содержимого; а также рассмотрения настораживающих инцидентов. По каждой из этих областей даются советы.

Признается, что в настоящее время, при некоторых обстоятельствах, телекоммуникационные компании могут действовать в нарушение закона и (или) своей лицензии на осуществление деятельности в случае раскрытия определенной информации. Однако рекомендуется также, чтобы компании сотрудничали с правительствами для повышения прозрачности в следующих сферах: применение законов страны; общественный доступ к лицензиям на осуществление деятельности; количество запросов о коммуникационных данных и содержимом, блокировании веб-сайтов и сетей; случаи (но не подробности) предоставления аппаратного оборудования и программного обеспечения и (или) услуг, позволяющих перехватывать и (или) блокировать трафик.

Конечно, любая форма перехвата или блокирования влечет за собой потенциальные нарушения прав человека. Поэтому важно, чтобы они предпринимались только с целью защиты граждан и чтобы масштаб действий был соразмерен степени угрозы. Правительства стран должны противостоять давлению, как изнутри, так и извне, толкающему их на превышение соразмерности ответных действий.

Призыв к компаниям учредить процедуры внутреннего управления и подотчетности должен фокусироваться на желаемом исходе. Это позволит компаниям обеспечить соответствующую систему сдержек и противовесов, при этом не предопределяя создание излишне обременительных административных структур. 

Совершенно ясно, что в некоторых случаях полная открытость будет невозможна. Цель внесенных здесь предложений в том, чтобы правительства и компании могли найти способы быть более открытыми в своей деятельности, не ставя под угрозу благополучие граждан. 

  • 1. См. отчет Иэна Брауна (Ian Brown) и Дауэ Корффа (Douwe Korff) «Цифровые свободы в международном праве: практические шаги по защите прав человека» (Digital Freedoms in International Law: Practical Steps to Protect Human Rights). // Интернет-издание. URL: https://globalnetworkinitiative.org/sites/default/files/Digital%20Freedoms%20in%20International%20Law.pdf.